Символистские универсалии и поэтика символа в современной поэзии (случай Б.Гребенщикова)

ВВЕДЕНИЕ

В последнее время «динамическое движение смысла» все чаще оказывается в фокусе внимания исследователей. Здесь можно назвать множество разнообразных исследовательских направлений: от порождающей поэтики1См.: Жолковский А.К. Щеглов Ю.К. Работы по поэтике выразительности. М., 1996. См. также: Мельчук И.А. Опыт теории лингвистических моделей «смысл-текст». М., 1974. В этой работе «трансформационный» подход применяется к естественному языку, который понимается как «особого рода преобразователь, выполняющий переработку заданных смыслов» (с. 9). до так называемой семиодинамики2См.: Семиодинамика. Труды семинара. СПб., 1994..

Подобный динамический подход к смыслу в современной науке сопряжен с вопросами «концептуализации» гуманитарного знания3Ср.: «Если следовать предложенному пониманию концептуализации, то становится ясна ее неразрывная связь ее исследования с исследованиями семантики. И это естественно, хотя бы потому, что в ряде фундаментальных отношений познавательные процессы суть собственно процессы порождения и трансформации смысла» (Поляков И.В. Предисловие // Концептуализация и смысл. Новосибирск, 1990. С. 4).. При этом в процессе исследования сложных семантических систем в динамическом аспекте появляется множество научных метафор, что свидетельствует о том, что в настоящее время нет адекватного метаязыка для их описания.

Особенный интерес в этом плане представляют системы, имеющие символическую природу. Главная особенность символических систем заключается в том, что они отличаются особенной смысловой избыточностью, позволяющей более надежно сохранять информацию. Однако такие системы способны не только сохранять информацию, но и порождать новую. Этим объясняется высокая сохранность такого рода систем во времени.

Применительно к истории литературы этот факт ставит вопрос о механизмах традиции. И в самом деле, если русский символизм – это поэтическое течение, связанное с конкретным культурно-историческим хронотопом, то сама категория символа – явление слишком общее и универсальное, чтобы быть ограниченным рамками одной эпохи. «Символические мотивы» периодически обнаруживаются в ходе истории развития не только поэзии, но и философии. Так, А.Ф.Лосев отмечает, что знаменитые идеи Платона или перводвигатель Аристотеля при ближайшем их рассмотрении оказываются не чем иным, как именно символами. Монадология Лейбница или персонализм Тейхмюллера, несомненно, в основе своей символичны. С другой стороны, такой позитивист, как И.Тэн, понимавший прекрасное как идею, видимую через темперамент, безусловно, пользовался понятием символа. «Творческая эволюция» А.Бергсона и весь фрейдизм — насквозь символичны, хотя соответствующие авторы и избегают употреблять термин «символ». Учение Г.Когена и П.Наторпа о гипотезе, методе и законе — тоже есть, по существу, символизм, а Э.Гуссерлю помешала быть символистом только его чересчур созерцательная теория эйдоса4Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1995. С.9..

Следовательно, с определенной точки зрения символизм может пониматься как явление, которое носит циклический характер. Можно даже предположить, что существует некий символистский код, который с известной степенью периодичности реализуется в тот или иной исторический период в разных поэтических традициях. Зачастую такого рода «совпадения» трудно мотивировать генетически, но это, на наш взгляд, только лишь доказывает значимость и определенного рода универсальность этого символистского кода.

Эта универсальность, с одной стороны, проявляется в том, что сами символисты как бы «вчитывали» свой смысл в классическую традицию. Так, А.П.Авраменко указывает, что А.Пушкин, М.Лермонтов, Ф.Тютчев, А.Фет, Н.Гоголь, Ф.Достоевский и даже Н.Некрасов – среди тех, кого символисты называли своими великими предшественниками5Авраменко А.П. Блок и русские поэты XIX века. М., 1990. С.5. О литературной традиции в русском символизме см. также: Громов П.П. А.Блок, его предшественники и современники. Л., 1986.. С другой стороны, в некоторых современных поэтических течениях совершенно отчетливо реализуются символистские тенденции. И один из интереснейших вариантов рецепции этого символистского кода обнаруживается в творчестве Б.Гребенщикова. Его тяготение к символистским формам выражения отмечалось уже не раз: использование архетипических образов и мотивов, сложность текстов, обращение к различным культурно-философским и литературным системам – все это позволяет рассматривать поэзию Гребенщикова как продолжение символистских исканий.

Однако невыясненным остается самый важный вопрос: каким образом происходит «передача традиции» и какие семиотические отношения связывают творчество Б.Гребенщикова с русским символизмом. Представляется, что эти вопросы могут быть решены только на базе общей теории литературной традиции в ее типологическом аспекте, ибо прямые цитатные совпадения для столь внешне разных поэтических систем оказываются нерелевантными. В решении этой проблемы мы исходим из идеи о том, что при соположении разных поэтических систем должен учитываться не только конкретный уровень поэтики, но также и более общий уровень типа поэтики и модели мира, которая этот тип поэтики обусловливает.

Отсюда общая теоретическая цель работы: выявить инвариантную структуру поэтики символа и соотнести ее со структурой символистской модели мира (на примере творчества Б.Гребенщикова). Попутно в работе будет решаться ряд методологических задач, связанных, прежде всего, с методами литературной типологии, позволяющими достаточно строго и корректно сравнивать «разведенные во времени» поэтические системы через выявление общего типологического сходства, основой для которого оказывается парадигматический набор миромоделирующих универсалий.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить